Анжела Юрку – по нашим меркам, это абсолютный разрыв шаблонов. Когда общество делится на тех, кто считает позднее материнство безответственностью и тех, кто считает его – более осознанной любовью, Анжела рожает первого ребенка – в 37 лет, второго – в 40, третьего – в 44. Когда считается, что трое детей – это аргументированный повод женщине сидеть дома, она ни одного дня не сидит без дела. Когда после 40 лет у женщин бывает пик или даже закат карьеры, Анжела в 43 года навсегда прощается с банковским делом и уходит в творчество, открыв детскую арт студию Picasso.

Мы остановились на первом разрыве шаблонов и решили поговорить о материнстве и детях, тем более, что для многих это может быть вдохновляющей историей…

Анжела, во-первых, хочу сказать тебе спасибо за то, что решила поделиться своим опытом и откровенно поговорить на столь деликатную тему, как появление на свет твоих деток. Я думаю, твоя история может для некоторых послужить хорошим примером.

Я всегда открыта к общению, тем более, если мой опыт сможет кому-то помочь.

Я знаю, что с мужем вы поженились рано, еще в университете, а первый ребенок у вас появился спустя 15 лет, и это сравнительно долгий период для супружеской пары. Какими были эти 15 лет?

Я жила обычной жизнью счастливой, по моим представлениям, женщины. Мне казалось, я понимаю жизнь и свое место в ней. У меня прекрасный муж, работа, которую я всегда хотела, свой круг общения, мечты и цели. А потом вдруг понимаешь, что у тебя счастливая жизнь, но не та. Что-то в ней определенно идет не так. И, хотя, я всегда считала себя сильной женщиной, в какой-то момент я перестала понимать, в чем моя сила. Наверное, как бы общество не сопротивлялось, но для женщины главное предназначение – это быть матерью. Когда я пришла к этому пониманию, оказалось, что быть матерью, это не так просто.

Сколько вы с мужем шли к этому?

Около десяти лет.

Мне даже сложно представить, какое это чувство, когда ты хочешь стать мамой, но не получается. Ты понимала, почему с тобой это происходит?

В том то и дело, что слово «хочу» довольно коварное. Когда мы говорим, что чего-то очень хотим, мы точно понимаем, что именно мы этого хотим? Когда мы говорим, что очень хотим ребенка, мы понимаем, что именно мы этого хотим, а не муж, не родители, не общество, не кто-либо еще. Тут нужно быть честным с самим собой. Потому что ты можешь хотеть, но не быть готовой, и это тоже имеет большое значение. К тому же, «хочу» – это про эгоизм, а не про любовь. И это тоже важно понимать. Иначе, ты начинаешь бороться со всем миром, перестаешь верить в Бога и справедливость, не понимаешь, почему именно у тебя нет детей. Это непростой путь осознания, к которому я приходила не сразу, а постепенно, параллельно борясь со своими всевозможными страхами.

Какими, например?

Мне кажется, страхи – это фундамент всего, что с нами происходит. Люди всегда чего-то боятся, осознанно или нет. Кем-то страхи движут из детства, кто-то их приобретает по жизни. И к своим страхам тоже приходишь не сразу. Страх навсегда изменить свою жизнь, страх от кого-то зависеть, страх не принадлежать самой себе. Эти страхи говорят о том, что ты еще не готова стать мамой, даже если тебе кажется, что это единственное, чего ты хочешь.

Как ты поборола свои страхи?

Где-то я прочитала фразу о том, что ты не можешь поменять себя за одну ночь, но ты можешь за одну ночь поменять свои мысли, которые изменят твою жизнь. Я очень хорошо помню свою такую ночь, когда после огромного количества найденной информации, прочитанной литературы, бесконечных вопросов, я вдруг поняла свои страхи, прекратила отчаянно искать ответы в интернете и у врачей, и сама взяла ответственность за свою жизнь. Через два года после этого у нас появился первый ребенок.

Значит ли это, что психологический момент в появлении ребенка важнее, чем медицинский?

В большинстве своем, да. Иначе, как объяснить, мой случай. Это психологическое состояние мамы и вера. Я люблю повторять, что если суждено родиться ребенку, он обязательно родится, через что бы маме не пришлось пройти.

Через что пришлось пройти тебе?

Через 4 неудачных ЭКО, 25 наркозов, даже не помню какое количество крайне неприятных процедур и гормональных сбоев, угрозы выкидышей. В итоге, получилось пятое ЭКО, когда мне говорили, что в моем случае поможет только суррогатная мать. А после двух прекрасных деток через ЭКО, когда мне говорили, что родить естественным образом у меня один шанс на миллион, я в 44 года родила совершенно самостоятельно здоровую девочку.

После таких историй сложно не верить в чудеса.

Если дано ребенку родиться, он обязательно родится. Еще очень важно найти своего врача и всецело ему доверять, потому что врачи тоже бывают разными. Я после многих поисков и опыта у нас, нашла своего врача в Киеве. Отключила интернет, перестала искать и прислушалась к своему сердцу и к врачу.

Хорошо, когда все хорошо, но у меня есть знакомая, которая после неудачного ЭКО очень сложно приходила в себя. А у тебя их было четыре. Как ты справлялась с этим состоянием? Бывало, что опускались руки?

Конечно, бывало. Опускаются руки настолько, что уже ничего не хочется ни морально, ни физически. Каждое неудачное ЭКО – это психологическое чистилище. Мне помогало хорошенько, иногда целые сутки, прореветься. В этих слезах оставить всю свою боль, отчаяние, непонимание, и пойти дальше. Не надо бояться своих чувств, надо бояться, что ты можешь так и не понять, что тебе, кроме тебя самой, никто не может помочь. Это нужно просто знать и понимать. Даже если рядом есть любимый муж, родители, друзья, в самые тяжелые моменты помочь себе можешь только ты сам. Никто не сможет пройти твой путь и прочувствовать то, что прочувствовала ты. Борьба за ребенка – это мамина борьба, это надо понимать со всей ответственностью.

В течение того времени, пока у вас еще не было детей, были мысли усыновить ребенка?

Мысли были, но я понимала, что не готова к этому. Мы с мужем всегда помогали детским домам, я любила этих деток, но чувствовала, что это не та любовь, которая должна быть между мамой и ребенком.

Каким образом тебя поддерживал муж? Ему, наверняка, тоже было непросто.

Как-то я услышала разговор мужа со старшей дочкой о том, что когда она вырастет, он ей обязательно расскажет, через что маме пришлось пройти, только чтобы дочь появилась на свет. В тот момент я поняла, насколько муж переживал за меня.

В начале интервью ты говорила, что когда не было детей, ты в какой-то момент перестала понимать, в чем твоя сила. С появлением детей, ты поняла, в чем она?

Конечно. Моя сила в безусловной любви. Это единственная любовь, которая есть и понимается она только через связь мать-дитя.

На Западе родить к сорока годам – это больше норма, чем что-то из ряда вон выходящего. Наше общество в этом отношении толерантно?

Нашему обществу на тебя все равно. Общество ждет, чтобы ты была слабой, и тогда это позволило бы ему быть участливым, снисходительным, добрым. А когда ты сильный, обществу до тебя нет никакого дела.

С тремя детьми, которые тебе так непросто дались, ты, тем не менее, классической домохозяйкой не стала…

С первой девочкой начала становиться, когда вся погрузилась в ребенка и не вылезала из халата. Но я не верю, что мама может быть счастливой, когда 24 часа в сутки находится с малышом, когда нормально не может принять душ, поесть и неважно, как  выглядеть. А когда мама несчастлива, то достается и папе, и это отражается на ребенке, потому что он все чувствует.

Поэтому ты в 43 года решила поменять свою жизнь на 180 градусов и заняться творчеством? Я имею в виду, арт студию Picasso и фестиваль Cucuteni.

Я как финансист, изучала рынок, рассматривала перспективные направления из того, что мне было бы по духу. Рисовать – это моя детская мечта, которая всегда во мне где-то залеживалась. Поэтому появление нашей арт студии было вполне логичным, тем более, что оно тесно связано с детьми. Более того, в нашей студии есть группы деток с ограниченными возможностями, что является для меня отдельной очень важной личной историей.

По ходу, я начала общаться с различными творческими людьми и образовалась идея создать большую арт площадку, которая собирала бы талантливых художников, керамистов, мастеров со всего мира. Идея превратилась в грандиозный фестиваль, который проходит четвертый год и который уже стал масштабным культурным событием.

Анжела, что бы ты пожелала всем женщинам, которые сегодня оказались в непростой ситуации и которые только проходят путь, который прошла ты?

Как бы не было тяжело, не бояться, и быть уверенным в себе и в том, что ты делаешь, независимо от обстоятельств, от поддержки или ее отсутствия, от возраста и от видимых или невидимых страхов. Рано или поздно, все будет так, как должно быть…

Текст: Кристина Цуркан

Фото: Иван Собецки

 

Facebook Comments