Et Cetera по объективным и даже самым субъективным оценкам и мнениям – одно из самых красивейших мест в нашей стране. Когда невидимая, но ощутимая близость с природой напоминает тебе, откуда ты, когда необъятные просторы позволяют тебе полной грудью дышать другим воздухом, когда красота вокруг приостанавливает твой привычный хаотичный поток мыслей и хоть на какое-то время предлагает тебе покайфовать здесь и сейчас, когда очень вкусно и в меру пьяно, а на утро ты словно заново родился, когда ты смотришь по сторонам, общаешься с людьми и в голове пульсирует обнадеживающая мысль, что в нашей стране все еще может быть по-другому. Это все про Et Ceterа – страну в стране.

14 февраля я в очередной раз провела время в этом прекрасном месте и не смогла отказать себе в удовольствии пообщаться с главным его вдохновителем – Александром Лукьяновым.


 Саша, ваша винодельня Et Cetera – это любовь с первого взгляда не только моя, но и, уверена, большинства тех, кто здесь побывал хотя бы однажды. Ни для кого не секрет, что огромная заслуга в этом принадлежит именно тебе. Но насколько я знаю, ты, ведь, к вину и ко всему, что с ним связано, пришел из совершенно другой области. Расскажи, как это произошло?

Наверное, некоторые от меня ждут рассказа о том, как я с детства мечтал делать вино и создать свою винодельню, но это совсем не так. В детстве я ненавидел собирать виноград. В то время в селах, практически у каждого дома были свои виноградники и осенью все члены семьи собирали виноград. А я вместо этого мечтал погонять в футбол с ребятами.

Первый мой осознанный интерес к вину произошел намного позже, в Америке, где я несколько лет жил и работал. Как-то за ужином в кругу друзей я открыл бутылку молдавского вина, чтобы познакомить их с нашим традиционным напитком. И какого было мое удивление, когда мои американские друзья сказали, что это плохое вино, что оно агрессивное, неприятное и кислое. Конечно, мне стало обидно. Но больше всего меня расстроило то, что мы, выросшие в аграрной стране, всю жизнь, пившие наше вино и считавшие его вполне хорошим, не понимали, что оно плохое. А, хотя, кто как не мы, молдаване, должны отлично разбираться в вине?

Меня это задело. А я сам по себе такой человек, что если меня что-то задевает или что-то остается без ответа, я прикладываю все усилия, нахожу любую информацию, но дохожу до истины. С тех пор я стал с другим интересом относиться к вину, стал в этом отношении более любопытным. Мой интерес продолжался до тех пор, пока в один прекрасный день я не сказал, что буду заниматься вином. Я не понимал, когда и как это будет, но точно знал, что когда-нибудь это обязательно случится.

Если я правильно понимаю, до этого ты был в игорном бизнесе?

Много было всего. Был игорный бизнес, который приносил хорошие деньги, но забирал мое эмоциональное спокойствие. Потом было пилотирование, экстремальные виды спорта, пока в какой-то момент не захотелось более спокойной жизни. Я переехал на Карибы и с нуля начал заниматься дайвингом. Потом поехал в Таиланд, выучился на инструктора и работал в самых разных местах.

В какой момент что-то щелкнуло, и ты решил вернуться в Молдову?

Это был 2002 год, я тогда работал инструктором по дайвингу в Испании, на Майорке. В один день во время очередного захода в воду со студентами, я получил баротравму. Наверное, одно из самых страшных ощущений, это когда тебе болят уши. Была сумасшедшая боль, с которой я отправился к врачу. А к тому моменту я только недавно приехал в Испанию, языка не знал, медицинской страховки не было. На меня посмотрели в больнице и развели руками, сказали, что без страховки ничего сделать не смогут. Мне повезло, что был дежурный врач, который понимал, что я тогда испытывал и по-человечески меня принял, обсмотрев и прописав нужное лечение.

Но те эмоции, которые я испытал, когда врачи изначально сказали, что помочь без страховки не смогут, заставили меня задуматься. А на своем ли я, вообще, месте и в том ли направлении я иду, а буду ли я когда-нибудь чувствовать себя равным с местными жителями в другой стране. На следующий день я взял билеты и вернулся домой. Когда я возвращался, я уже четко понимал, что буду заниматься виноградниками.


Реклама


Какие были твои первые шаги к делу, о котором у тебя, в принципе, была лишь поверхностная информация?

Когда у тебя есть идея и большие финансовые возможности, ты заранее планируешь проект, площадь, логистику, объемы и так далее. У нас всего этого не было. У нас была только мечта делать вино, дальше не было никакой целостной картины, как и куда мы будем двигаться.

Но на том этапе, мечты было достаточно, чтобы, когда я вернулся домой летом, мы сразу начали покупать земли, осенью мы подготовили почву, а уже весной начали сажать виноград.

Ты хоть представлял, что когда-нибудь на этом месте будут не только виноградники, но и создастся целый образ жизни?

Еще когда мы только сажали виноград, я оставил кусочек земли с той мыслью, что когда-нибудь здесь будет винодельня. И друзьям своим рассказывал, что на этом месте будет и гостиница, и ресторан, и целый комплекс. Тогда никто мои слова не воспринимал всерьез, потому что это на самом деле было как будто нереально, но сейчас все это вы можете увидеть.

Учитывая, что больших финансов не было, что помогло тебе все это создать?

Мечта. Я не силен в психологии, но я точно знаю, что если человек намерен что-то сделать и упорно идет к своей мечте, рано или поздно он ее обязательно достигнет. Ты как будто сам себя программируешь на это. Ты можешь к своей мечте идти большими шагами или маленькими, в юном возрасте или в более позднем, так или иначе, но ты к ней придешь.

Насколько я знаю, у тебя нет высшего образования?

Нет, у меня неоконченное высшее. И какого-то специализированного образования касательно моей сегодняшней деятельности, у меня тоже нет.

Отсутствие образование каким-то образом не мешает тебе?

Я думаю, что нет. В свое время я учился на математическом факультете в Кишиневе, пока на третьем курсе не понял, что это не мое. Каждый человек ищет себя. В 18 лет это сделать сложно, но можно попробовать. Если понимаешь, что то, что ты делаешь, тебе не нравится, надо через могу и не могу, но идти дальше. Потому что иначе, мы убиваем в себе человека, личность. Нужно всегда идти вперед, меняться, пробовать до тех пор, пока мы себя не найдем. Лично я поменял очень много разной работы, пока не понял, что я ищу.

Обучение совсем не важно, когда понимаешь, что ты хочешь делать?

Важно, конечно, но если говорить про мой случай, то я обучался по мере необходимости. На сегодняшний день, я и винодел, и виноградарь в одном лице. Но так сложились обстоятельства. Потому что, когда ты стоишь перед выбором, пригласить дорогостоящего виноградаря из-за границы или обучиться этой профессии самому, ты, учитывая свои финансовые возможности, выбираешь второе и учишься. Со временем ты учишься понимать вкусы вина, учишься отличать хорошее от плохого, учишься ориентироваться в том ты идешь направлении или нет. Это постоянная учеба и работа над собой в поиске истины, которая позволит тебе совершенствоваться.

На сегодняшний день ты достиг уже такого уровня, что стал профессиональным виноградарем и виноделом, который ставит работу не только себе, но и другим, так?

Да, это наш параллельный бизнес, который поддерживает нас финансово. Мы работаем во Франции, Узбекистане, Китае. Консультируем и помогаем людям, которые связали себя с винной историей, быстрее и правильнее достигнуть необходимого результата.

Et Cetera – это семейный бизнес?

Да, мы с самого начала были вместе с братом. Он какое-то время еще оставался в Америке, потому что нужны были дополнительные деньги на наши идеи, пока в 2006 году мы не поняли, что тут одному сложно и нужно объединять усилия.

Со временем к вам присоединились и ваши жены…

Что касается меня, то когда мы поженились с Ольгой, это место получило совершенно другое направление, видение, масштабы. В любом деле должно быть вдохновение, а семья вдохновляет, как ничто другое. У нас одни и те же ценности и понимание того, как должно быть и куда идти дальше.

Хотелось бы, чтобы эстафету приняли ваши дети?

Конечно, хотелось бы, но это будет их выбор. Я думаю, что если они растут и видят, с какой любовью мама и папа относятся к этому месту, им это ощущение передастся. С другой стороны, они должны так же, как и мы в свое время, познать мир, пробовать, интересоваться, быть разносторонними. От всей души хочется, чтобы это место стало таким же их, как и нашим, но жизнь такая штука, что никогда не знаешь, куда она завернет.

Вы, наверняка, не раз слышали, как люди, которые сюда приезжают, отзываются об этом месте. А что вы сами изначально в него вкладывали?

Понимание того, что кроме города, в котором сосредоточена основная жизнь, в нашей стране еще есть очень красивые места. Здесь чувствуется свобода, уют, совершенно удивительная атмосфера. Здесь нам важно подарить людям эмоции, и как нам кажется, у нас это получается.

К тому же, мы, ведь, то, чем мы дышим, что мы кушаем и как мы думаем. В Et Cetera мы следим за тем, чтобы в этом отношении для каждого нашего гостя все было гармонично.

На вашем сайте написано: Et Cetera – это семейный бизнес, целью которого является выращивание винограда и изготовление вина, в котором отражается уникальный характер молдавской земли. По-вашему, в чем уникальность этого характера?

Очень мало мест в мире, где была бы такая земля, как наша. С нашей землей очень сложно работать, но если найти правильный подход, то она даст тебе сумасшедший результат. Уникальность молдавской земли в том, что она тебе дает ни с чем неповторимый вкус, а вместе с ним неповторимые ощущения и эмоции…

Текст – Кристина Цуркан

Фото из личного архива

Facebook Comments